Слово как центральная единица внутреннего лексикона

Страница 1

По признанию большинства лингвистов, свойства лексических единиц оказались гораздо более существенными для грамматики и синтаксиса, чем предполагалось ранее. Целое направление так называемых лексических грамматик (Дж. Бреснан, Р.Хадсон, Ст. Староста и др.) исходит из положения о первостепенной важности для порождения и восприятия речи такой единицы, как слово, признаваемой центральной единицей хранения и использования информации, доступа к ней и ее извлечения из памяти говорящих. Для обозначения ментального лексикона используются нередко и такие названия, как внутренний лексикон», «словесная память» и даже «информационный тезаурус» человека. Известно, что наиболее существенные из представлений нашего мозга и имеющихся структур сознания – это те, которые уже сформировали значения языковых знаков, те, которые репрезентируют структуры сознания с помощью языковых знаков. Языковые данные обеспечивают наиболее очевидный и естественный доступ к когнитивным процессам и механизмам; само их появление можно рассматривать как следствие определенных процессов и действие определенных механизмов, связанных с ментальной и когнитивной деятельностью человека. Полученная информация фиксируется в языковых формах, где и происходит слияние знания и значения.

Являясь единицей лексического уровня языковой структуры, слово открывает исследователям доступ к изучению глубинных образований психики, к анализу картины мира индивида в целом. При решении такого рода задач неизбежно возникают вопросы, непосредственно связанные с принципами организации метального лексикона человека, такие как:

- что представляет собой семантическая структура лексикона;

- с помощью каких методов и моделей она может быть описана;

- каковы отношения между словами и понятиями (концептами);

- каким образом новые единицы инкорпорируются в лексиконе;

- каковы нейрональные механизмы функционирования лексикона.

При разностороннем подходе к лексикону с позиций таких наук , как лексикологии и семасиологии, психологии памяти и речи в центре внимания исследователей неизбежно оказываются вопросы, связанные с установлением специфики единиц лексикона и выявлением основных принципов их упорядоченности.

Под внутренним лексиконом большинство исследователей понимает лексический компонент речевой организации человека, формирующийся через переработку речевого опыта и предназначающийся для оптимального использования в речемыслительной деятельности человека. Поскольку последняя трактуется как процесс формирования мысли в речи, логично сделать вывод, что лексикон должен включать единицы всех этапов этого процесса, то есть, иначе говоря, его можно интерпретировать как систему кодов и кодовых переходов, обеспечивающую реализацию процессов смыслоформирования и смыслоформулирования.

Следует заметить, что на самом деле можно предположить еще целый ряд определений лексикона, каждое из которых будет характеризовать его с некоторой стороны. Поскольку через слово проходит формирование информационной базы человека, обеспечивающей овладение опытом предшествующих поколений и становление индивида как члена определенного социума, можно трактовать лексикон и как средство доступа к этой информационной базе.

Каждое из возможных определений лексикона в то же время подсказывает ряд оснований, по которым должно происходить упорядочение его единиц. Так, будучи средством доступа к информационной базе, лексикон не может не отражать системности знаний человека об окружающем его мире и свойственных ему закономерностях и связях. Поскольку этот доступ осуществляется через слово, в основе организации лексикона должны лежать и чисто «лингвистические» параметры. Связь слова с другими членами соответствующей ему чувственной группы также находит свое отражение в числе оснований для многообразных противопоставлений и группировок. Если вспомнить слова И.М. Сеченова о принципах записи слов в «реестры памяти», то становится очевидным взаимодействие ряда параметров, обеспечивающих организацию и постоянную реорганизацию лексикона по мере накопления речевого опыта индивидом.

Для выявления этих параметров необходимо получить убедительный фактический материал, который позволил бы обнаружить существенные для упорядоченности лексикона признаки и связи. Поскольку специфика рассматриваемого явления – лексического компонента речевой организации человека, – состоит, в частности, в том, что его строение недоступно прямому наблюдению, необходим фактический материал, содержащий некоторую информацию о глубинных процессах оперирования словом. Для получения материала такого типа следует, очевидно, обратиться к информантам – носителям исследуемой речевой организации. При этом информанты должны быть поставлены в такую экспериментальную ситуацию, которая позволила бы по результатам той или иной деятельности со словами установить те ее упорядочения наших знаний об окружающем мире, первоначально оформлявшихся через полные высказывания или через цепи логических рассуждений; по мере усвоения знаний информация о них может предельно «свертываться» до установления автоматизированной признаки слов и те связи между словами, которыми информанты оперируют при идентификации и поиске этих слов.

Страницы: 1 2 3

Еще по теме:

Вывод
Рассказывая подростку о любви, необходимо привлекать не только популярную медицинскую литературу, но и классические произведения отечественных и зарубежных писателей, в которых откровенно, но одухотворенно и чисто сказано о самом интимном ...

Эмоциональное выгорание в прогностической деятельности
Феномен "эмоционального выгорания" по-прежнему остается актуальным как для исследователей, так и для медицинской общественности. Отчасти это обусловлено снижением качества медицинского обслуживания и нарушениями интересов пациен ...

Развитие памяти
Память тоже характеризуется непроизвольностью. Легче всего ребенку запомнить то, что включено в его активную деятельность, то, с чем он непосредственно действовал, а также то, с чем непосредственно связаны его интересы и потребности. Изм ...